Михаил Чернышев: Маркетинг «Додо пицца» — кухня изнутри

1464

Специально для Z&G и «Eurasian Marketing Week 2018» («Евразийской Недели Маркетинга 2018») Михаил Чернышев — директор по маркетингу «Додо пицца» (г. Москва), дал интервью и рассказал о том, как делают маркетинг в пиццерии номер один в России и какие цели на 2019 у сети пиццерий в 11 странах мира.

– Можете сформулировать главную миссию, ценности и позиционирование «Додо Пицца»?

Главная миссия компании – это изготовлять самую вкусную пиццу на доставке. Главная ценность для нас — это открытость, которая заложена внутри нашего бренда. Мы экстремально открытая компания. Мы единственная компания в мире, которая обо всем рассказывает. Все выручки всех наших пиццерий есть в открытом доступе, все наши ежедневные встречи также есть на нашем ютуб канале. Мы постоянно открыто делимся о наших ошибках, о наших удачах, о наших планах и перспективах. Если говорить о ценностях бренда, то мы зашили их в аббревиатуру ВКОД+. Что такое ВКОД? Это вкус, качество, открытость. И,  если мы все делаем правильно, то появляется доверие – самое важное, что может быть между брендом и человеком. И, кроме этого, мы хотим объединять. Вот этот «+» как раз таки про объединение, про коммьюнити, которое мы хотим создавать вокруг себя, вовлекая неравнодушных и увлеченных людей, предпринимателей в свой круг.

– Кто ваша целевая аудитория и почему они выбирают «Додо Пицца»?

– Наша целевая аудитория – это все люди, которые любят пиццу. А пиццу любят все: и дети, и взрослые, и даже пожилые люди. Но, конечно же, есть фанаты именно нашего бренда. Как правило, это увлеченные, неравнодушные люди, которые разделяют наши ценности, которые немного знакомы с нашей историей, которые, возможно, получили «Додо Книгу» или прочитали ее на нашем сайте, которые знают про историю создания «Додо Пиццы» и про то, что это, действительно, уникальная компания, которая открыто ведет свой бизнес в России и уже в 11 странах всего мира.

– Какие используете инструменты для маркетинга и каналы для продвижения? Какие наиболее эффективны, а какие нет?

– Мы используем все инструменты, которые возможно. Начну с ответа на вопрос, какие самые эффективные. Как ни странно, самые эффективные инструменты, или каналы – это наши собственные. Что я имею в виду?

  1.  Это наш фасад. Фасад – это то, что сразу рассказывает жителям либо города, либо района о том, что у них открылась «Додо Пицца».
  2.  Это наш сайт, наши соцсети. Суммарно у нас уже больше двух миллионов подписчиков в наших соцсетях.
  3.  Это рассылки. И если вам кто-то говорит, что рассылки мертвы, не верьте. Рассылки – это прекрасный инструмент.
  4.  Это любые инструменты прямой коммуникации – это смс, это Viber, это личные сообщения в ВКонтакте, это push-идентификация как в мобильном приложении, так и на сайте. И прелесть еще прямых коммуникация заключается в том, что вы можете сегментировать аудиторию по разным параметрам, по тому, новые клиенты или спящие клиенты, вегетарианцы это или люди, которые заказывают мясную пиццу, люди, которые заказывают детские продукты, а значит, это, скорее всего, семьи с детьми и т.д.
  5.  И кроме этого, один из самый эффективных каналов – это рекомендации друзей. На самом деле клиенты – это самый эффективный канал любого маркетинга, и задача маркетолога, особенно того, кто работает в массовом сегменте, сделать так, чтобы его продукт рекомендовали.

Но если говорить о стандартных инструментах, то это инструменты, которые направлены на привлечение. Здесь это диджитал, там все стандартно: это контекстная реклама, это промопосты, причем промопосты в социальных сетях с геотаргетингом и супергеотаргетингом. Супергеотаргетинг – это когда мы таргетируем наше сообщение конкретно на зону доставки. И с точки зрения охватных каналов это все стандартно: телевизор, радио, наружка. И как ни странно, во многих регионах у нас очень неплохо до сих пор работают листовки, BTL и трейд-маркетинг.

– Используете ли вирусный маркетинг и нестандартные идеи для продвижения? Можете рассказать о некоторых кейсах? Каких результатов удалось достичь?

– Да, мы бренд, который любит экспериментировать. Мы очень смелые с точки зрения того, что мы любим новое. С точки зрения нестандартных инструментов, сейчас мы увлеклись, как, наверное, и все, ситуативным маркетингом. Из самого последнего, свежего, что у нас было, это Skibidi-challenge. Мы буквально на следующий день после выхода клипа запилили свою версию, и на сегодняшний день она уже собрала больше 450 000 просмотров, при этом мы не вложили ни копейки в раскрутку или по SEO, честное слово, не вложили. У нас новый продукт на Хэллоуин, который называется «зомби-рулетики», это рулетики с тыквой. И специально для них мы сделали маску ВКонтакте и посмотрим, как она зайдет. Пока цифр нет, но мы очень верим в такие интересные механики, которые очень вирусно распространяются среди молодой аудитории. Самая яркая наша вирусная активация была лет шесть назад, когда мы первые в мире сделали первую коммерческую доставку пиццы дроном. Это было в Сыктывкаре, новость разлетелась по всему миру. Она сделала нас из маленькой, не известной никому пиццерии в Сыктывкаре брендом, о котором говорили во всем мире.

– Креатив разрабатывается внутри «Додо Пицца» или отдаете рекламным агентствам? Какой у вас сейчас штат по численности в отделе маркетинга и рекламы? Какие специалисты работают?

– Мы, действительно, развиваем компетенцию и дизайна, и креатива ин-хаус, то есть у нас есть и свои дизайнеры, и свои фотографы, у нас есть даже свой фуд-стилист ин-хаус. У нас есть свой креативщик и копирайтер тоже в штате, но при этом мы верим в то, что когда ты варишься внутри, в своем собственном супе или в чем-то другом, то все равно ты ограничен вдохновением или набором идей, которые есть внутри. Поэтому мы сотрудничаем с рекламными агентствами, и также мы постоянно находим молодые таланты, которые помогают нам разрабатывать креативные идеи в основном для SMM и диджитал-активации. Если отвечать на второй вопрос, это какой штат и чем занимаются ребята, то сейчас у нас около 20 человек работает в маркетинге в управляющей компании. Это очень сильная команда продуктовых маркетологов, задача которых – анализировать рынок конкурентов и наши внутренние данные с точки зрения тех продуктов, которые мы должны запускать, которые мы должны улучшать, которые мы должны выводить. Это команда внутреннего дизайна, это около 10 человек, которые занимаются исключительно дизайном всех наших продуктовых макетов. И мы верим, что эта экспертиза должна быть тоже внутри, почему, потому что воспринимаемое качество продукта всегда зависит от того, как ваш продукт сфотографирован, как он выглядит на разных макетах, на разных собственных каналах и т.д. У нас есть также ребята, которые занимаются медиа и брендом. У нас есть команда диджитал, которая занимается привлечением и удержанием. У нас есть два человека, которые занимаются SMM, и это тоже компетенция внутренняя. У нас есть один человек, который занимается локальным маркетингом, один человек, который занимается промо-маркетингом, человек, который занимается трейд-маркетингом – это все, что касается наших ресторанов, тв-бордов, тэйбл-хентов, фасадом, сити-форматов в наших ресторанах. И человек, который отвечает за сервис и за детское направление с точки зрения продуктов. Вот такая у нас структура.

– В следующем году вы планируете увеличить рекламный бюджет в три раза до 3% от выручки, что составит 400 миллионов рублей. Какие основные каналы для продвижения будут выбраны и появятся ли новые?

– Да, в следующем году мы вообще впервые начинаем прогрессивную федеральную кампанию. До этого мы только экспериментировали. У нас была одна федеральная кампания в этом году. С точки зрения каналов и инструментов, которые мы будем использовать, мы всегда идем очень прагматично и выбираем каналы, которые дают нам самую низкую стоимость за контакт, самый высокий охват и самое высокое качество контракта. И исходя из этого сейчас топ-3 инструментов – это телевидение, радио и диджитал, причем в диджитале мы также закупаем OLV — это онлайн-видео, и закупаем охватные каналы. На локальном уровне мы также закупаем наружные носители. Если вам кто-то говорит, что телевизор мертв и все в диджитал, то не верьте этому. Телевидение до сих пор является самым высокоохватным медиа, и я думаю, что таким еще останется несколько лет. Но, действительно, если вы общаетесь с молодой аудиторией, то молодая аудитория смотрит по-другому телевизор. Когда она смотрит телевизор, у нее в руке обычно еще смартфон, поэтому желательно общаться с этой аудиторией не только через телевизор, но обязательно догоняя или развивая ваше сообщение еще в цифровых каналах и особенно в маленьких каналах, в лентах в соцсетях и т.д. Поэтому если резюмировать, то наши инструменты – это тв, диджитал, радио, наружка, ну еще есть локальные инструменты – это контекст, промо-посты, BTL и промо.

– Расскажите о международной экспансии, каких удалось уже достичь результатов? В чем особенности и отличие России от других стран (в продвижении, в целевой аудитории)?

– Наше международное развитие можно разделить на три кластера.

  1. Первый кластер – это рынок Евразии, это рынок бывших стран СНГ. Сейчас мы присутствуем, кроме России, на рынке Казахстана, очень успешно, мы также являемся лидером на этом рынке и сетью номер один. И Казахстан очень похож на Россию с точки зрения и продуктового портфеля, и каналов. В Казахстане, как ни странно, гораздо более развит Инстаграмм, там так же соцсети есть и Фейсбук, и ВКонтакте, но Казахстан очень любит Инстаграмм. Там есть целая серия, если в России сейчас популярны блогеры, то в Казахстане очень популярны вайнеры. Но в целом сама методология и сам подход к маркетингу очень похож на российский. Также мы присутствуем на рынках Узбекистана, Киргизстана, и недавно мы запустились на рынке Белоруссии.
  2. Второй кластер – это рынок Восточной Европы. Сейчас мы присутствуем в Румынии, в Литве и в Эстонии. Это особенные рынки, там эффективно работает Фейсбук и Инстаграмм с точки зрения диджитал, неплохо работает Гугл с точки зрения контекста, и также работает собственный маркетинг, имеются собственные каналы (ресторан, фасад) и листовки тоже там работают. То есть там не сильное отличие. Есть отличие с точки зрения продукта, потому что европейский рынок, с одной стороны, более развит, а с другой стороны, там есть другие ингредиенты и другие пиццы.
  3. И у нас есть третий кластер – это так называемые стартапы, или венчуры. Это страны, в которых мы только тестируем наши бизнес-модели – Китай, США и Великобритания. Там, честно, мы пока высадились и пытаемся ставить эксперименты с точки зрения и продукта, и маркетинга, и наша задача – это, с одной стороны, настроить бизнес-модель и систему маркетинга, которые бы работали на эффективное привлечение и на удержание клиентов в этих рынках. В чем отличие западных стран от России? Фундаментальное отличие заключается в том, что на Западе гораздо больше конкуренция, гораздо больше брендов и, как следствие, очень сильная идет конкуренция не только в продукте, в сервисе, но и гораздо более сильная конкуренция с точки зрения борьбы за внимание клиента. Поэтому даже посмотреть если на доли бюджетов, которые тратят большие проекты в Западной Европе или в Америке и в России, то там доля этих бюджетов гораздо больше. В этом есть фундаментальное отличие и один из вызовов для нас развития на других рынках.

– Федор Овчинников у себя на странице в Фейсбуке написал, что помимо основных ваших обязанностей вы попробуете себя стартапером и откроете пиццерию в городе Брайтон на юге Англии. Для чего этот эксперимент?

– Да, действительно, мы недавно открыли пиццерию в Брайтоне, это город в Великобритании, очень интересный город, яркий город. И наша задача – это как раз понять, с одной стороны, бизнес-модель, с другой стороны, как эффективно построить систему маркетинга. Одна из моих новых задач заключается в том, чтобы высадиться на рынок Британии и самому руками понять, какие есть инструменты, что делают конкуренты и как мы можем взломать этот рынок с точки зрения поиска новых инструментов либо использования тех инструментов, которые используют наши конкуренты, но по-другому и лучше. Почему такой эксперимент важен, потому что у нас есть внутри компании такая предпринимательская культура. Мы верим в то, что все наши люди и даже лидеры должны понимать бизнес изнутри, с низа. То есть любой человек, который, например, занимается продуктом, должен выйти в пиццерию, в розницу и сам руками делать продукт и знать, как это делается. Мне с точки зрения маркетинга, так как фокус будет международное развитие, очень важно понять в какой среде придется работать, какие есть инструменты, какие есть вызовы, что делают конкуренты, как реагирует наша аудитория, кто эта аудитория, чем эти люди отличаются от людей, с которыми мы работаем в России, какие каналы они потребляют, какие сообщения работают, а какие – нет. И только после этого я уже смогу уверенно строить систему для развития на европейском рынке, на международном рынке. Поэтому задача этого стартап-пути, или пути снизу – это как раз таки почувствовать землю и понять, как можно расти на другой территории.

– Какие тренды в маркетинге можете выделить?

– Я бы хотел выделить два тренда. Это те тренды, в которые мы очень верим, в которые мы двигаемся.

Первый – это персонализация. Сейчас массовая коммуникация уже не столь эффективна, тем более с развитием цифровых каналов или прямых коммуникаций с возможностью очень четко сегментировать свою аудиторию вы можете выстраивать персональные цепочки коммуникаций. Вы можете сделать так, чтобы ваша коммуникация не просто бомбила, не просто долбила человека о том, что купи, купи, нет. Вы можете быть полезным и релевантным для конкретного человека в конкретную минуту. Вы можете послать ему сообщение о том, что у вас есть конкретная скидка для него, когда он проходит мимо вашего магазина, или в пятницу вечером напомнить ему о его любимом шоу, которое будет идти через несколько часов, или поздравить его с днем рождения, ему это будет очень приятно. И это лишь базовые вещи, которые позволяет персонализация. Поэтому мы очень верим в это направление, и сейчас мы стараемся персонализировать и наши коммуникации, и мы также работаем над персонализацией даже в выдаче наших продуктов на сайт.

Мы очень верим в персонализацию, поэтому мы инвестируем не только в коммуникацию, но инвестируем даже в то, как мы показываем наши продукты на сайте или в мобильном приложении. Что я имею в виду? Например, сейчас любой человек, который заходит на наш сайт, будь он вегетарианцем или мясоедом, он видит один и тот же набор пицц в первом экране. Но это неправильно. Человек, который не ест мясо, не должен видеть пепперони на первом месте, он должен видеть свою любимую пиццу, допустим, четыре сыра, или овощную, или любую другую, и тогда это облегчает ему жизнь, повышает нам конверсию. И это то, что классно делает уже контентная кампания. Например, когда вы заходите в Netflix или Apple TV, то он подстраивает выдачу под вас, он знает, что вы смотрите, он знает, любите ли вы боевики или мелодрамы, и поэтому он рекомендует вам посмотреть тот контент, который релевантен вам. То же самое хотим делать мы. Мы хотим так же в ресторане идентифицировать человека по номеру телефона, когда он вступает в нашу бонусную программу, мы хотим, чтобы кассир знал, какой любимый продукт у этого клиента, и чтобы кассир подсказывал ему, что ему может быть интересно узнать либо с точки зрения новинок, либо с точки зрения того, есть ли акция на конкретно его любимый продукт. Поэтому первый тренд – это персонализация.

Второй тренд – это создание своего собственного контента. По сути, сейчас каждый бренд – это не только бренд, который продает товар или услугу. Каждый бренд становится фабрикой контента, и то, как вы рассказываете свои истории, то, как вы рассказываете про свои продукты, про ваших сотрудников, про ваших клиентов, про то, что, действительно, волнует вас и их, это то, что может связать очень сильно любую компанию и бренд с человеком. Поэтому мы очень много инвестируем в свои собственные медиа, мы любим, мы рассказываем истории, много инвестируем в контент не только в соцсетях, но и, например, в Москве и Санкт-Петербурге каждому новому клиенту мы дарим книгу, представляете, целую книгу человеку, который сделал первый заказ пиццы. Он не ожидает получить вместе с пиццей еще и книгу. Но книга – это как раз таки та история, которая… Во-первых, книгу тяжело эмоционально выкинуть русскому человеку, а во-вторых, книга – это вещь, которая рассказывает историю, троянский конь, который проникает в квартиру или в офис к нашему клиенту, лежит на полочке, либо в туалете, либо еще где-то, где он любит читать книжки, и постепенно рассказывает ему про то, что для нас важно. И таким образом человек погружается в нашу историю и уже становится не просто клиентом, но и становится амбассадором нашего бренда. Как вы помните, я говорил, что один из самых эффективных инструментов для продвижения любого бренда – это клиенты, ваши клиенты, поэтому делайте так, чтобы клиенты знали про вас, вдохновлялись вами, вашими продуктами, вашими брендами, вашими ценностями и рассказывали и рекомендовали вашим друзьям.

– Опыт каких компаний вам интересен?

– Изучаем ли мы опыт других компаний и применяем ли его на практике? Однозначно да. Изучаем постоянно, у нас это вшито в процесс маркетинга. Мы, во-первых, изучаем опыт наших прямых конкурентов. При этом к прямым конкурентам мы относим не только пиццерии, но такие классные и удивительные компании, как Макдональдс, Бургер Кинг, KFC, такие уже настоящие монстры маркетинга в хорошем смысле этого слова. Старбакс, мы очень вдохновляемся Старбакс с точки зрения того, как они развивают сервис, эмпатию, то, как они обучают своих бариста. И при этом мы вдохновляемся розничными компаниями не только в области еды, но и в области, например, телекома, банков, тех, которые, действительно, используют сочетание IT и розницы, потому что мы не совсем обычная пиццерия, мы IT-компания, прежде всего, которая совмещает розничный бизнес (это очень сложный бизнес), бизнес доставочный (тоже очень сложный бизнес) с технологиями и IT. Поэтому мы учимся у наших прямых конкурентов, у розничных компаний, которые дружат с IT, ну и смотрим также на IT-компании, которые начинают в свою очередь выходить в офлайн, и это тоже интересный челлендж с точки зрения того, как IT-компании могут себя чувствовать в офлайн. У всех учимся.

– Какие цели ставите на 2019 год?

– Цели можно разделить тоже на три группы. Что касается России, то цель очень агрессивная – это усилить отрыв от основных конкурентов. Мы уже стали пиццерией номер один в России, мы гордимся этим, но мы не расслабляемся, поэтому мы начинаем агрессивно инвестировать в федеральный маркетинг, мы продолжаем агрессивно открывать пиццерии. И совсем скоро в России количество пиццерий у нас перевалит за 400, и наша задача – усилить тот ров, который отделяет нас от наших основных международных конкурентов, уважаемых конкурентов, уважаемых брендов, у которых мы также учимся.

Если говорить про СНГ, то здесь задача – это масштабировать наш успех, который получился в России, на близлежащие страны. Это Казахстан, это страна, которая недавно запустилась – это Беларусь, и, возможно, открыть новые страны, которые у нас граничат с Россией.

Что касается третьей цели, это цель, которая касается меня лично – это запустить процесс масштабирования на Европу, на европейские страны. Буквально через несколько месяцев мы запустим первую пиццерию в Словении. Моя задача – это развить и научиться на рынке Великобритании тому, как работает маркетинг. И в следующем году мы также должны открыть несколько пиццерий в Германии. Поэтому следующий наш стратегический фокус – это начало международной экспансии через Европу, Китай, Америку и, возможно, даже африканские страны.

Оставить заявку

Ваше имя*
Телефон*
Комментарий*
E-mail*

я даю согласие на обработку своих персональных данных

Проекты

Смотреть все

Оставить заявку

Ваше имя*
Телефон*
Комментарий*
E-mail*

я даю согласие на обработку своих персональных данных